В Мурманске работают над геном правды

"Вечерний Мурманск"
14 Апреля
Исследование ДНК позволяет специалистам дать стопроцентную гарантию результатов

ДНК-лаборатория под крышей Экспертно-криминалистического центра УМВД России по Мурманской области появилась пять лет назад, в апреле 2014 года. Ее открытия ждали с нетерпением. С вводом лаборатории в действие удалось решить много проблем. Здесь могут заглянуть глубже, чем в душу. Не зря говорят: «Что написано геном, не вырежешь автогеном».
Химия, физика и… смекалка
– Раньше для проведения экспертиз по исследованию ДНК при тяжких и особо тяжких преступлениях органам следствия приходилось обращаться к коллегам из других регионах или из Москвы, – говорит начальник отдела химико-биологических экспертиз ЭКЦ УМВД России по Мурманской области подполковник полиции Светлана Матрехина. – Теперь все стали делать в Мурманске. Сократились сроки исследований, а с ними и время расследования уголовных дел.
Исследование ДНК позволяет специалистам дать стопроцентную гарантию результатов.
Категоричность утверждения, что установленный генотип может принадлежать только одному человеку, подтверждается расчетами. Такой однозначный вывод – плод объединения многих наук и дисциплин вокруг решения одной конкретной задачи.
Экспертам не обойтись без химии и биологии. Еще надо знать математику и физику.
– И русский язык, без знания которого не обойтись при написании экспертных заключений, – подсказывает Светлана Николаевна. – Работа многоплановая. Еще помогают жизненный опыт и смекалка.
Пакет вывел на след
Осенью 2017 года в Североморске обнаружили труп новорожденного. Малыш был рожден живым и насильно лишен жизни неизвестными. С места происшествия оперативники изъяли два полотенца и два фирменных пакета одной из торговых сетей Мурманска. В них находились погибший и плацента. Основная работа проводилась с останками крохи.
Ткани были в ужасном состоянии, сказались морфологические изменения от времени.
– И все же нашим коллегам удалось выявить генотип новорожденного, – продолжает Светлана Николаевна. – Он был смешан с генотипом матери. Но это уже был значительный шаг вперед.
Тем временем с помощью специальной светотехники на одном из полотенец нашли следы крови. В результате молекулярно-генетических экспертиз было установлено, что найденная кровь принадлежит матери новорожденного. Оставалось найти эту мать и задать ей несколько вопросов. Ответы на них нашлись за три десятка верст от Североморска.
Сначала оперативники пересмотрели записи со всех окрестных идеокамер. Ничего не нашли. Место обнаружения трупа не попало ни на одну их них. Вернулись к версии, что преступник мог посещать гипермаркет, пакеты которого нашли в Североморске. Изучили сведения обо всех жителях флотской столицы и прилегающих поселков, которые оформили карты постоянных покупателей в гипермаркете. Затем круг проверяемых сузили до района, где был найден труп младенца. И немногим позже в ЭКЦ молекулярно- генетические исследования показали совпадение генотипа с образцом одной из проверяемых северянок 2000 года рождения. Она тоже была постоянным клиентом мурманского гипермаркета.
Нашли и папашу. Его следы отыскались в поломанном мобильном телефоне. Эксперты восстановили все произведенные с него звонки. Выяснили и дату рождения младенца. Под давлением неопровержимых улик подозреваемая созналась во всем.
Что обрадует эксперта
Но бывает, что и эксперты оказываются бессильными.
– Это происходит, когда приходится иметь дело с образцами, откуда просто невозможно взять материал для исследования генотипа, – говорит Светлана Николаевна. – Очень тяжело, когда расследуется тяжкое преступление, а ты никак не можешь помочь установить истину.
Наверное, такая специфическая работа требует особых эмоций. Не каждому под силу постоянно находиться в гуще событий, далеких от позитива.
– Для нас это обычная работа, – отвечает Светлана Матрехина. – Конечно, тяжело, когда речь заходит о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетних, тяжких и особо тяжких преступлениях. Но ведь надо искать улики. И каждый раз, когда это удается, у нас настоящая радость – ведь преступление будет раскрыто!
Светлана Матрехина в профессии уже 17 лет. Свое первое исследование помнит до сих пор. Оно было связано с незаконным оборотом наркотиков.
– Конечно, волновалась, – вспоминает Светлана Николаевна. – Работали тогда мокрой капельной химией. О многих возможностях, которые есть сейчас, даже не мечтали.
Вместе с новой техникой открылись и новые горизонты. По мнению Светланы Матрехиной, без ДНК-анализа нельзя в полном объеме расследовать все половые преступления. Особенно когда доказательства измеряются клетками эпителия. В Мурманске, например, был случай, когда мужчина был задержан за совершение действий сексуального характера с несовершеннолетней. До самого страшного дело не дошло. На следствии подозреваемый полностью отрицал свою вину, говорил, что он даже не притрагивался к потерпевшей. Но молекулярно-генетическая экспертиза обнаружила на белье девочки его эпителий. Всего несколько клеток. Но их хватило для вынесения обвинения.
Похожая история была в Никеле. Там нашли труп мужчины, рядом – нож. На его рукоятке в ходе генетической экспертизы удалось обнаружить клетки эпителия неизвестного. Но кому они принадлежат? В момент убийства рядом с жертвой могли оказаться многие.
Тогда взяли образцы эпителия более чем у сотни знакомых и друзей убитого. Кропотливо исследовали каждый образец. Одна из экспертиз показала: убийца – лучший друг покойного. Тот с самого начала следствия упорно отрицал свою причастность к убийству.
Выяснилось, что трагедия произошла на бытовой почве: сначала пили, а потом стали выяснять отношения. Тут-то друг и нанес своему визави несколько ножевых ранений. А ведь люди дружили до этого более 20 лет…
ДНК в кадре Тему ДНК-исследований сегодня без устали эксплуатируют на телевидении. Почти на каждом канале есть свой сериал с современными лабораториями, экспертами в халатах и компьютерами на столах. В некоторых передачах даже родство в прямом эфире определить берутся. Не шарлатанство ли это?
– В принципе, нет, – говорит подполковник Светлана Матрехина. – Там берут за основу принятые и используемые методики. Только все подается в виде интригующего шоу. Кому-то это нравится.
Но, считает Светлана Николаевна, в сериалах многое упрощено. Например, постоянно упоминается про современное оборудование, а в кадре одна центрифуга, которая помогает отвечать на все вопросы. Или взять самих сериальных экспертов. Тонкие исследования они производят с распущенными волосами, в расстегнутых халатах и без масок.
– В лаборатории должно быть все стерильно, от этого зависит качество исследования, – вводит в курс жестких требований Светлана Матрехина. – Все должны быть в масках, шапочках, с убранными волосами и обязательно в перчатках. И еще: генетическая экспертиза не проводится за считаные минуты. Для нее может потребоваться не один день.
Эксперта никто не торопит с заключением. Слишком велика цена профессиональной ошибки. В случае сомнений исследование конкретного объекта повторяется неоднократно. Эксперт обязан сомневаться, перепроверять свои результаты для стопроцентной уверенности в заключении экспертизы, ведь от этого может зависеть судьба конкретного человека.
В Кольском районе был найден труп женщины с признаками насильственной смерти. В ходе расследования отыскались личные вещи жертвы, которые были залиты ее кровью. А чем больше крови, тем труднее найти другие следы. Неделю работали с найденными вещами. В ходе многочисленных исследований удалось установить генотип неизвестного мужчины из незначительного количества клеток с его ДНК. Данные совпали с образцом одного из предполагаемых преступников, а на подозрении тогда были сотни. Следствие потом очень благодарило экспертов. Их данные стали одними из главных для выдвижения обвинения.
Прикладной характер ДНК-экспертизы может оказаться полезным и в быту. Например, сегодня законодательство позволяет любому желающему выправить свой геномный паспорт. Удовольствие пока дорогое, но небесполезное. В случае самых непредвиденных и печальных ситуаций имя обладателя такого паспорта всегда можно будет установить.
СПРАВКА
Генетический паспорт – это персонифицированный документ, содержащий информацию о генетическом материале человека. В нем отражены аллельные формы генов, присущих данному лицу, а также его пол, группа крови и резус-фактор. Термин «генетический паспорт» впервые был предложен Б. Моданом в 1996 году. Такие паспорта уже существуют в США, Великобритания и некоторых странах СНГ.
Валерий СЕРЕБРЯКОВ

 

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России