Звезды трех поколений

Вечерний Мурманск
10 Ноября

Как-то раз у коллег-радийщиков на дверях одного кабинета увидел надпись: «Мы не мафия, мы – династия». За той дверью трудились три журналиста: отец и два его сына. Много лет работали вместе. Но пришли другие времена. В династиях кто-то углядел проявление кумовства. Отношение к ним резко изменилось. Сейчас ценность трудовых династий возвращается снова.

Без отрыва от диалога

С Сергеем Колбушковым читатели «Вечерки» уже знакомы. Начальник отдела организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних УМВД России по Мурманской области подполковник полиции Колбушков – частый гость в нашей редакции: то на прямой диалог с читателями придет, то со страниц газеты общается с горожанами. Как-то на нашу

«Прямую линию» позвонила взволнованная мурманчанка. Разговор шел о шумных соседях. Женщина начала с места в карьер: «Как ночь, так у соседа музыка начинает играть. А слышимость в наших домах – сами знаете какая!». Сергей Валерьевич выслушал читательницу «Вечерки», попросил не отчаиваться, пообещал помочь, положил трубку. Потом по мобильному телефону позвонил своим подчиненным, дал соответствующие указания относительно только что завершенного разговора. «Все, уже едут!» – улыбнулся Колбушков. 

А на следующий день буквально с самого утра звонившая мурманчанка принялась разыскивать Колбушкова по редакционным телефонам. Ей подсказали номер служебного телефона Сергея Валерьевича. На прощание читательница поделилась своей маленькой радостью. Оказывается, к соседу-меломану вчера вечером пришел участковый уполномоченный полиции. Любителя громкой музыки строго и серьезно предупредили. 
– Представляете, я сегодня спала без таблеток, – не могла сдержать эмоций женщина. – Первый раз за два месяца! Притих, ирод!

Третий в поколениях

А тут совершенно новый поворот. Оказалось, что милицейские и полицейские погоны в их роду носил и носит не только Сергей Колбушков. 

– Служили мама, Валентина Константиновна, старший брат, Анатолий Валерьевич, – перечислял Сергей Валерьевич. – Сейчас брат уже в отставке. Начинал опером в Октябрьском РОВД, уходил на заслуженный отдых начальником отдела управления по борьбе с организованной преступностью при областном УВД. Больше пятнадцати лет в органах внутренних дел. Его супруга Татьяна работала начальником районного подразделения по делам несовершеннолетних, возглавляла паспортно-визовый отдел.

Мама Сергея Валерьевича тоже носила погоны. И какие! На Север она попала по семейным обстоятельствам – приехала к новому месту службы супруга, офицера Военно-морского флота. К тому времени за ее плечами был Ленинградский университет. В Мурманске пошла работать в милицию. А в 1991 году стала первой в Мурманской области женщиной, которая заслужила звание подполковника милиции. За четверть века работала следователем, возглавляла инспекции по личному составу милиции, была личным референтом начальника областного УВД.

Но самым первым в роду надел погоны дед по материнской линии Константин Иванович Латынцев. Не по своей воле пришлось это сделать. Так сложились обстоятельства. Еще до войны Константин Иванович выбрал для себя профессию учителя. Работал, преподавал. Войну встретил в рядах московского ополчения. В одном из боев был ранен. Ранение оказалось серьезным, врачи комиссовали вчистую. Но без дела не оставили, назначив директором школы-колонии для детей врагов народа. Учебное заведение проходило не по линии Наркомпроса, а числилось за ГУЛАГом. И все руководящие работники в таких учреждениях должны были быть офицерами НКВД. Откажешься от погон – в лучшем случае останешься без работы. В худшем – сам угодишь за колючую проволоку. Увы, каждый век имеет свое средневековье. Когда ГУЛАГ расформировали, Константин Латынцев снял погоны. И потом еще долгие годы успешно работал с детьми.

– В нашей семье об этой истории долгие годы никто не говорил, – вспоминает Сергей Валерьевич. – Мама рассказывала о своем отце, но этот период его жизни всегда описывала общими словами. И только позже, разбирая домашние архивы, я случайно обнаружил удостоверение капитана НКВД.
Такая вот семья. На круг больше дюжины звезд старших офицеров.

Без мечты, но с пониманием

Наш брат-журналист любит вопрос типа «Кто помог вам определиться в выборе жизненного пути?». Казалось бы, в случае Сергея Колбушкова ответ на него очевиден. Кем ему быть, как не милиционером? Примеры матери и старшего брата перед глазами. Однако не будем торопиться.

– Скажу честно, в милицию идти работать даже не помышлял, – удивил своим ответом Сергей Валерьевич. – Примеры были рядом – мать и брат. Я отлично видел, как они уходили на работу чуть свет и возвращались ближе к полуночи. Нет, себе такой доли я не хотел.
Но судьба на наши желания нередко смотрит сквозь пальцы. В 1993 году Сергей демобилизовался из армии. Служить два года пришлось в отдельном батальоне милиции внутренних войск МВД. Была такая пора, когда армия делилась с милицией новобранцами и те в милицейской форме несли дежурства по охране общественного порядка на улицах наших городов. Для Сергея Колбушкова это стало первым шагом в будущую профессию. И не только для него. Из армейских сослуживцев больше половины после дембеля пришли в милицию устраиваться на работу. Не от хорошей жизни. Чтобы понять это, достаточно вспомнить наш город той поры. Мурманск был превращен в один сплошной базар. Тысячи горожан пытались что-то продать, чтобы заработать на кусок хлеба. Прошедшая либерализация цен раздула ценники, а о достойной зарплате работающим начальство скромно молчало. В городе оставались два-три нормально работающих предприятия, устроиться туда без связей было просто немыслимо. Поэтому кто не смог пристроиться на работу на «гражданке», шли в силовые структуры. Там оставалась хоть какая-никакая стабильность и востребованность. Нормальной работой в те годы никто не разбрасывался. 

Сергей Колбушков припоминает такую историю. Был в армии у него однополчанин, еще до службы получивший профессию плиточника-кафельщика. И в разговорах о жизни после армии тот любил повторять одну и ту же фразу: дескать, в милицию работать не пойду ни за какие коврижки, я же плиточник-кафельщик, золотые руки! А через полгода после демобилизации встречает Сергей Валерьевич, уже сотрудник патрульно-постовой службы, того своего однополчанина в милицейской форме вневедомственной охраны. На память сразу же пришли незабываемые разговоры о работе в милиции. В ответ от мастера золотые руки услышал обескураживающий ответ: «Серега, а где ты в Мурманске в магазине кафель видел?!».
Так и привела судьба Сергея Валерьевича на проторенный дедом путь вопреки его первоначальным мечтам и предположениям. А потом началась повседневная работа с заботами, трудностями и маленькими радостями. В его послужном списке – работа патрульным, участковым уполномоченным на «земле», в комиссии по делам несовершеннолетних. Служба в последней для мужика настоящее испытание. Там все больше женщины трудятся. Они и словом добрым малолетних иной раз на путь истинный могут наставить. Или своим внимательным и добрым отношением. Купят в складчину печенюшек-баранок, заварят чая свежего и проштрафившегося очередного подростка им напоят, поговорят по душам. Не протокольно-казенно, а так, чтобы разговор за душу взял, не прошел бесследно. Для многих сорвиголов, попадавших в инспекцию, иногда такие слова первыми ласковыми в жизни оказывались. И кому-то наверняка помогало взяться за ум. 

Сегодня наш собеседник – на руководящей работе. И теперь уже в полиции.
– Вот и получается, что я выбирал профессию без детской мечты, но с пониманием, что сын родителей-офицеров должен тоже идти по их пути, – итожит Сергей Колбушков.
Кто кому подчиняется

Но почему именно работа в области общественной безопасности? Неужели не хотелось пойти по стопам брата-опера или матери-следователя?

– Свою службу я начинал после армии патрульным постовым. Позже, уже на новом месте, пришло понимание, что больше по душе работа участкового уполномоченного. Тогда и понял, что тут – мое, – говорит Сергей Валерьевич.
Понимание того, что ты на своем месте, согласитесь, дорогого стоит. Во все времена. В полиции трудится и супруга Сергея Валерьевича Наталья. К высшему техническому образованию ей пришлось получить еще и юридическое. Второй диплом не лег на полку пылиться без дела. Наталья много лет работала с несовершеннолетними. Два года подряд становилась победителем конкурса на лучшего по профессии среди инспекторов комиссий по делам несовершеннолетних. Недавно получила звание майора. Сейчас она инспектор штаба УМВД России по городу Мурманску.
А дома кто главный командир?

– Дома признаю ее главнокомандующим, – улыбается Сергей Колбушков. – Готов выполнять все ее просьбы и приказы.

В семье Колбушковых двое детей. Младшему Даниилу пять лет. Ему пока рано задумываться о взрослой жизни. А вот старшей дочери Инге уже пора. Не так давно она стала дипломированным юристом. Теперь выбор за ней. И в семье все верят, что она продолжит династию.

Мама Сергея Валерьевича тоже носила погоны. И какие! На Север она попала по семейным обстоятельствам – приехала к новому месту службы супруга, офицера Военно-морского флота. К тому времени за ее плечами был Ленинградский университет. В Мурманске пошла работать в милицию. А в 1991 году стала первой в Мурманской области женщиной, которая заслужила звание подполковника милиции. За четверть века работала следователем, возглавляла инспекции по личному составу милиции, была личным референтом начальника областного УВД.


Валерий СЕРЕБРЯКОВ.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2017, МВД России